Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Пьеса "Множественность" (черновик)

Действие одиннадцатое

Вагон-ресторан. За столами сидят серые размытые фигуры. Кроме одной. Светловолосая девушка лет тридцати, одиноко сидящая за дальним столиком, задумчиво разбалтывает красное вино в бокале. Открывается дверь. В вагон заходит Джокер, держа правую руку за спиной. Он окидывает вагон оценивающим взглядом и решительным шагом направляется к столику вышеописанной девушки.

Джокер: (достаёт из-за спины руку, в которой у него оказывается чёрная роза и протягивает цветок девушке) Здравствуй, Мечта!

Мечта: (берёт цветок и кладёт его на край стола) Здравствуй, Джоки! Почему ты один?

Джокер: (не дожидаясь приглашения, садится за столик) Я всегда один. Меняются лишь мои последователи.

Мечта: Мартин не похож на твоего последователя.

Джокер: Он всё чаще склоняется к моей точке зрения.

Мечта: Я давно знаю Мартина, дольше, чем тебя, и уверена, что это мелкие уступки ради больших побед.

Джокер: Думаешь, он всё ещё хочет меня обыграть?

Мечта: А разве ты не хочешь его обыграть? Вы оба стремитесь к высокой цели, как вам кажется. И оба готовы на всё. Мартин идёт на уступки тебе. Ты поддакиваешь его решениям касаемо отношений. Но, как водится в игре двух гроссмейстеров, побеждает лишь один.

Джокер: Бывают патовые ситуации.

Мечта: И у вас они были. И вы начинали игру сначала. В этом ваша беда, Джоки. (Она залпом допивает вино и  ставит бокал верх дном на салфетку)

Джокер: (жестом подзывает официанта) Надо было остановиться?

Мечта улыбается. Достаёт из кожаной сумочки тонкую сигарету и прикуривает от зажигалки, услужливо поднесённой подоспевшим официантом.

Официант: (обращается к Джокеру) Чего изволите?

Джокер: (не отрывая взгляда от мечты) Мне бутылку Мартини Розато, а даме повторите.

Официант кивает и удаляется к бару. Джокер и Мечта, молча, смотрят друг на друга. Мечта изредка затягивается сигареткой и небрежно стряхивает пепел в стеклянную пепельницу.

Джокер: Так в чём же наша беда? Ты не сказала.

Мечта: (улыбнувшись) Сказала, Джоки. Но ты не услышал.

Джокер: А если Я попрошу повторить?

Мечта: А если Я скажу, что ты сам должен это понять?

Джокер: Играешь со мной?

Мечта: Я со всеми играю. Почему ты должен быть исключением?

Джокер: Потому что Я и есть исключение.

Мечта: Скромно, Джоки. Очень скромно. В этом весь ты. Но поверь, на своём не первом веку Я встречала куда более исключительные исключения, нежели ты.

Подходит официант и ставит на стол перед Джокером бутылку Мартини Розато и стакан, перед Мечтой открытую бутылку красного вина без этикетки. Меняет пепельницу и уходит.

Джокер: Ты слишком высокого о себе мнения.

Мечта: Но оно хоть чем-то подтверждено.

Джокер: (открывает бутылку и наполняет стакан наполовину) Подтверждено чем-то никому ненужным. Чем-то крайне болезненным. Чем-то разочарующим, чем-то разбивающемся о стены реальности. (Выдохнув, залпом осушает стакан) А Я – воплощение реальности.

Мечта: (затушив окурок в пепельнице) Ты – циник, играющий на публику. Настоящие циники в публике не нуждаются.

Джокер: Тебе ли рассуждать о цинизме? Прекрасная и желанная. Желанная всеми. Позволяешь хотеть всем. И правильно. Пускай хотят. Пускай смотрят, сколько влезет, пока глаза не лопнут. Пускай тайно дрочат на тебя. Но дашь ты одному из тысячи. Одному единственному. Единственному избранному по тебе одной понятным причинам. Прочих одаришь ласковым взглядом и пойдёшь прочь. Тебе некогда. Пора ложиться в постель к следующему…

Мечта начинает громко смеяться. Какие-то фигур за соседними столиками недовольно оборачиваются и тут же возвращаются к своей трапезе.

Мечта: (не прекращает смеяться) Так ты один из тех, кого Я обделила своим телом? Поэтому ты жесток и циничен? Разуверился в людях и мире только потому, что Я тебе не дала? Но Я не какая-то дешёвая проститутка, Джоки. Боже, как смешно! Грозный Джокер оказался подростком с кучей комплексов!

Джокер: (улыбнувшись) Ты ведёшь себя слишком вызывающе. Даже для высокооплачиваемой шалавы. Кто на этот раз в твоей койке? Или в чьей койке ты? Взвод жандармов, сопровождающих тебя до конечного пункта? Или кто-то посерьёзней?

Мечта резко перестаёт смеяться. Улыбка сползает с её лица. В глазах загорается огонёк.

Мечта: Попридержи свой язык, шут! Ты понятия не имеешь, с кем взялся тягаться.

Джокер: Так просвети меня! Кого ты ублажаешь на этот раз?

Взгляд Мечты становится презрительным. Она берёт бутылку вина и делает несколько глотков прямо из горла.

Мечта: Что они с тобой сделали, Джоки? Где тот свободолюбивый, вечно весёлый, полный жизни и энергии… (замолкает)

Джокер: Клоун? Ты хотела сказать клоун! В этом всё дело! Считали меня клоуном, годным лишь для увеселения и для забав. А теперь… у клоуна появились амбиции, у клоуна появился свой интерес. Шут обзавёлся целями и идёт к ним. Непривычно. Неудобно. Всем вам. И только Мартин рад этому.

Мечта: Мартин всегда хотел видеть рядом сто́ящего оппонента. Умного, хитрого, изысканного, как и он сам. Ты становишься его второй копией, Джоки. Мартин сильнее и сотрёт тебя рано или поздно. Не ты первый…

Джокер: Я самодостаточен…

Мечта: Был. Почему ты не заставишь его вскрыть конверт? Почему он решает, как поступать в той или иной ситуации?

Джокер: (наполняет стакан и сразу же осушает его) Я доверяю его опыту.

Мечта: У него есть опыт, а что есть у тебя?

Джокер: А у меня есть секрет. (Достаёт из кармана яблоко и протягивает Мечте). Угощайся.

Мечта долго смотрит на яблоко. Затем подозрительно прищурившись, переводит взгляд на Джокера.

Мечта: Отравлено?

Джокер: Пока не попробуешь, не узнаешь.

Мечта: Я воздержусь.

Джокер ухмыляется и убирает яблоко обратно в карман. Наливает полный стакан и начинает медленно потягивать напиток.

Мечта: Это твой секрет?

Джокер: Ты отказалась узнать.

Мечта: Это неспортивно. Шахматные партии так не заканчивают.

Джокер:  У нашей игры свои правила.

Мечта: Подстраиваешь правила под себя?

Джокер: Это такая мелочь. Ты же позволила себе сопровождение из нескольких жандармов, разместив их в двух вагонах.

Мечта: (улыбнувшись) Ну здесь всё логично. Мечту надо беречь.

Джокер: Но не охранять.

Все фигуры одновременно поднимаются из-за столов и, выстроившись в длинную очередь, покидают вагон.

Мечта: Пора уходить.

Джокер: От кого ты пытаешься защититься?

Мечта: Не лезь в это, Джоки.

Джокер: Это напрямую коснулось меня. Как после такого не лезть?

Мечта: Просто отойди в сторону, когда будет нужно. Выйди из игры.

Джокер: И когда же будет нужно?

Мечта: (поднимается из-за стола) Ты поймёшь. (Посылает воздушный поцелуй). Была рада тебя видеть, Джоки.

Мечта берёт розу, разворачивается и уходит. Джокер задумчиво смотрит на закрывшуюся за ней дверь. Затем достаёт  яблоко, кладёт его на стол, залпом допивает Мартини, встаёт и покидает вагон.

Пьеса "Множественность" (черновик)

Действие десятое

Мартин сидит в купе, читает газету. Дверь в купе открывается, входит Джокер. В руке у него два зелёных яблока. Он садится напротив Мартина.

Джокер: (читает название газеты) Экспериментал? Очередная жёлтая газетёнка? Что за странное название?

Мартин: (не прерывая чтения) Как много вопросов! Это попытка создать независимый новостной источник. Эксперимент. Отсюда и название.

Джокер: Дай-ка угадаю, попытка провальная?

Мартин: Относительно. Многое из того что здесь пишут, ты больше нигде не вычитаешь.

Джокер: Например? Как быстро уговорить девушку на первый секс?

Мартин опускает газету и пристально смотрит на Джокера.

Мартин: Это то, о чём ты хочешь поговорить?

Джокер: (добродушно улыбается) А почему бы и нет? (бросает одно яблоко Мартину) Поздравляю! Мы это сделали! Дважды!

Мартин: (вертит в руке яблоко, затем усмехается) Комбо!

Джокер: Именно! Теперь мы обладатели счастья, с которым не знаем, что делать!

Мартин: Почему не знаем? Продолжать развитие…

Джокер: (машет руками) Какое развитие? Хватит уже закрывать глаза на то, что это тупик! Дальше – ничего, пустота!

Мартин: Нельзя так поступать, Джоки. Она живой человек (Джокер качает головой), она тоже хочет тепла и заботы (Джокер опят качает головой), ей просто требуется время…  да перестань ты головой своей раскачивать!

Джокер: Ты не прав, Марти! Если она хочет тепла, почему она сама не делает никаких шагов к этому?

Мартин: Потому что она не знает, как это делается! У неё никого не было. Никогда! Она боится и не знает…

Джокер: Она вовсе не боится! Она не чувствует! Ничего! Хватит слепого отрицания!

Мартин: Ты не любишь давать людям шанс, Джоки!

Джокер: Большинство из них этого не заслуживают.

Оба замолкают. Мартин кладёт яблоко на стол и продолжает читать газету. Джокер смотрит в окно. В это время Поезд замедляет движение, подъезжает к Ж/Д станции и останавливается. Из окна видно платформу с суетящимися пассажирами и одноэтажный вокзал построенный в стиле модерн. Мимо окна неспешно проходит жандарм.

Джокер: ( смотрит жандарму вслед) Если она и боится, то только сказать, что нет никаких чувств, что все страсти улеглись. Ведь согласись, Марти, это всё началось с банального порыва чувств на корпоративе. Инстинкт. Не более.

Мартин: И всё же, Я считаю, что она просто не знает как правильно себя вести…

Джокер: Не знает как правильно себя вести, когда пора разрывать отношения.

Мартин: (резким движением сворачивает газету и подаётся всем телом вперёд) Не говори ерунды, Джоки. Всё не настолько плохо…

Джокер: (поворачивается к Мартину) Когда будет «настолько» (изображает воздушные кавычки) плохо, будет поздно. Сейчас ещё будет не настолько болезненно…

Мартин: Если принять твоё мировоззрение, болезненно не будет никогда!

Джокер: (резко подаётся всем телом вперёд) Ты уступаешь мне?

Мартин: Небольшая поправка. Уступлю в некоторых эпизодах.

Джокер: (усмехается) В каких именно? В мытье посуды?

Мартин: Когда переносить наваливающиеся эмоции будет совсем невмоготу.

Джокер: А сейчас, значит, у нас всё превосходно?

Мартин: И не надейся, Джоки! Сейчас ты ничего не получишь. Только право на совет!

Джокер: Мой совет прост – разрыв.

Мартин: А мой совет – терпи и тебе воздастся.

Какое-то мгновение они смотрят друг другу в глаза. Затем Джокер откидывается назад и переводит взгляд на окно.

Джокер: Он слишком эмоционален по твоей милости. А в том мире надо быть холодным и рассудительным. Что мешает?

Мартин: Возможно то, что написано на листе бумаге вложенном в конверт.

Джокер: Тогда может, откроем его?

Мартин: Как только прибудем на место!

Джокер: А если мы прибудем на место через тридцать лет?

Мартин: Значит, тогда его и откроем!

Джокер: Какой ты принципиальный, Марти! А знаешь, ведь всё пошло не так именно с корпоратива! Вкривь и вкось пошло. Ухаживаний не было, свиданий не было! Всё быстрей, быстрей!

Мартин: Ты же сторонник действий, а не выжидания. Неужели тебе это не нравится?

Джокер: Нам необходимо сотрудничать, Мартин. Поэтому Я размышляю над вариантами, которые понравятся нам двоим.

Мартин: У тебя назрел план?

Джокер: Я не планирую. Просто подам идею, а ты уже сам составишь план действий.

Мартин: Доверишь мне такое нелёгкое дело? Совсем на тебя не похоже. Что с тобой стряслось?

Джокер:  (пожимает плечами) Ты плохо на меня влияешь.

Мартин: Меня теперь совесть замучает. Какая у тебя идея?

Поезд трогается с места. Джокер не отвечает, он наблюдает, как постепенно  удаляется вокзал с платформой.

Мартин: Так у тебя есть идея или нет?

Джокер: (наконец-то повернувшись к Мартину) А что означают эти остановки? Просто переправочные пункты? Для кого? Для идей, для мыслей, для образов?

Мартин: Для всех гостей. Для тех, кто забредает сюда. Каждая остановка - это…

Дверь купе открывается. Едва помещаясь в дверном проёме, стоит проводник ростом под два метра.

Проводник: (пригнув голову) Извините, Я не помешал?

Джокер: (шёпотом) Нет, парень, ты вовремя.

Мартин: (обращаюсь к проводнику) Нет, конечно! Что-то случилось?

Проводник: Примерно через час в вагоне-ресторане будет торжественный ужин в честь одного из наших пассажиров. Вы приглашены.

Мартин: Очень неожиданно. А кто этот пассажир?

Проводник: Я и сам не знаю. Было распоряжение оповестить пассажиров по списку. Вы в этом списке есть. Так что мне передать?

Мартин вопросительно смотрит на Джокера. Тот молча кивает.

Мартин: Передайте, что мы обязательно придём. Какая форма одежды?

Проводник: (достаёт из нагрудного кармана записную книжку, перелистывает несколько страниц) Никаких шорт, футболок, маек…

Джокер: (резко прерывает проводника) Думаю, мы поняли. Спасибо за приглашение.

Проводник делает какую-то пометку в записной книжке и закрывает дверь.

Мартин: Очень неожиданное приглашение. Как думаешь, кто это может быть?

Джокер: (игнорирую вопрос) Ты когда-нибудь интересовался устройством этого поезда?

Мартин: О чём ты?

Джокер: Я о том,  что в состав поезда включено несколько вагонов, каждый из них имеет своё предназначение. Например, вагон, в котором едем мы. Так из пункта в пункт перемещаются различные замыслы и идеи.

Мартин: Но мы с тобой не идеи…

Джокер: Мы – проекции. Образы. Образы жизни. Были, пока ты не заказал письмо. Сейчас мы несём с собой замысел и наше место в этом купейном вагоне. Так же в этом составе имеются два плацкартных вагона, в которых путешествуют мелкие мысли, вроде таких как «надо поесть», «постирать», «убраться» и т.д. и т.п. Назовём их бытовыми.

Мартин: Не такие уж эти мысли мелкие…

Джокер: Не завышай важности инстинктов, иначе они будут тобой управлять, а значит управлять Им. Я продолжу? (Мартин молча кивает)  В плацкартных вагонах бытовуха. Называем всё своими именами. В середине состава имеется вагон-ресторан, куда нас с тобой только что пригласили. Тут всё просто. Мыслям и образам нужна энергия. Еда – проекция энергии. Так же имеются два почтовых вагона. Письма, посылки, бандероли и прочие мелочёвки, которыми мы обмениваемся друг с другом и с окружающими.

Мартин: Откуда ты всё это знаешь?

Поезд въезжает в тоннель. На какое-то время купе погружается в полную тьму. Ни Мартин, ни Джокер не произносят ни единого звука. Слышно лишь как колёса стучат о стыки между рельсами. Наконец поезд выныривает из тоннеля. Джокер держит в руках чётки и сосредоточенно смотрит на них.

Мартин: Ты удивлён?

Джокер: Более чем.

Мартин: Развитие. Не любишь быть не правым?

Джокер: (шёпотом) Как в сказке.

Мартин: Не задумывайся над этим, Джоки. Давай продолжим нашу беседу. Откуда, ты так много знаешь о поездах?

Джокер переводит взгляд на Мартина, затем обратно на чётки.

Джокер: Думаешь, где Я прогуливался с того момента как мы сели в поезд?

Мартин: Искал жертву? Хотел поглумится, изнасиловать и убить какую-нибудь симпатичную мысль?

Джокер: Смешно, Марти. Но Я решил воспользоваться возможностью побольше узнать о мире, в котором Я существую.

Мартин: Кого ты донимал расспросами? Машиниста? Или проводника?

Джокер: Проводницу из соседнего вагона. Я и о тебе рассказал. Выставил в самом выгодном свете.

Мартин: Я понимаю, к чему ты клонишь. Но последние события…

Джокер: (с досадой махнул на Мартина рукой) Скучный ты, Мартин. Это же мозги, а не реальность. Это не считается.

Мартин: Сначала здесь не считается, потом там (кивает на окно) не считается.

Джокер: Неужели надо было так мало, чтобы изменить свою точку зрения?

Мартин: Выходит, что так. Слово многое меняет. Важно сказать в правильном месте, в правильное время и правильное слово.

Джокер: (выкрикивает) Экспеллиармус! (начинает хохотать) Теперь в наших с тобой отношениях должно всё поменяться!

Мартин: В наших отношениях ничего не поменяется. Ты – клоун и можешь смеяться над всем, чем захочешь, Я привык.

Джокер: (не переставая смеяться) Не обижайся, Марти! Всё, что там случилось на пользу нам.

Мартин: Кажется, Я действительно плохо на тебя влияю.

Джокер: (резко перестаёт смеяться, голос становится уставшим) Это не ты, Марти, это она. Она – ведьма!

Мартин: Ты в это веришь?

Джокер: Я ни во что и никому не верю, но согласись, это очень хорошее подспорье во всех начинаниях!

Мартин: А если…

Джокер: Никаких условностей, только факты. И если тебе ещё интересно, Я расскажу об одном из таковых. (не дожидаясь согласия Мартина, продолжает) В каждом составе курирующем по железнодорожным веткам должно быть до пяти вагонов, не более. Понимаешь, к чему Я клоню?

Мартин: (нахмурив лоб) Когда мы садились на той станции, вагонов было семь. Ещё два плацкарта? Купе? Почта?

Джокер: (качая головой) Всё мимо, Мартин. Когда заканчивалась посадка, возле этих вагонов начинается непонятная суета. Помнишь жандармов?

Мартин: У тебя опять паранойя проявляется! Жандармы для того чтобы порядок обеспечивать.

Джокер: Один и тот же жандарм на каждой станции?

Мартин: Сознание не станет тратить ресурсы на продумывание образов для таких второстепенных персонажей…

Джокер: Второстепенные персонажи редко запоминаемы на лицо. А этого жандар…

Мартин: Почему ты не пошёл к психологу? Он бы выписал тебе таблетки. Ты принимал бы их, и всё было бы отлично.

Джокер: У меня нет мании преследования! Будь ты повнимательней, заметил бы как отряд жандармов ревниво облепил один из вагонов со всех сторон, а затем как погасли фонари на платформе. Всего на одно мгновение.

Мартин: (пожимает плечами) Перепад напряжения.

Джокер: Изменения в сознании? Ты их заметил? Ты (Джокер указывает на Мартина пальцем) заметил?

Мартин: К чему ты клонишь?

Джокер поднимается со своего места, берёт в руку яблоко и делает шаг к двери купе. Потом поворачивается и с довольной улыбкой смотрит на Мартина.

Джокер: Нас кто-то пригласил на праздничный ужин. Вывод прост: в поезде едет наш старый знакомый, Марти. И ранг у него очень и очень высокий, раз ему отвели целых два вагона. У тебя есть предположения? У меня только одно. Пойду его проверю.

Джокер резким движением открывает дверь и выглядывает в коридор.

Джокер: Как там было? «На палубе холод и пусто в каютах, корабль как призрак плывёт по волнам». (Он на мгновение замолкает, издаёт громкий смешок) Никому не открывай, дорогая, Я скоро вернусь.

Джокер захлопывает дверь, оставив Мартина в одиночестве. Какие-то мгновения Мартин смотрит на дверь, затем переводит взгляд на окно. Видно как поезд приближается к огромной водной глади. Благодаря изгибу железнодорожного полотна впереди можно рассмотреть длинный мост, перекинутый с одного берега на другой. Мартин тяжело вздыхает.

Мартин: (обращается к ушедшему Джокеру) Джоки, Джоки. И почему ты так редко ошибаешься?